Хватит! Достаточно попили нашей кровушки упыри-начальники, соседи-перфораторщики и ароматные бабушки в метро! Рюкзак на горб, и прочь из опостылевшего города - к морю, скалам, теплому портвейну и новой безумной жизни. Даешь феерический отдых с палатками и без оных, на воде или на суше, с деньгами или пустыми карманами, пока смерть отпуска не разлучит нас! Приглашаю на рюмку чая всех тех, кому пресловутое шило не дает усидеть на одном месте, и для кого путешествие скорее норма, чем экзотика.

О небесных конфликтах и доблестных еврейских авиаторах




Этот случай рассказал второй пилот «Боинга-757» авиакомпании «Трансаэро». «Итак, аэропорт Гамбурга. Мы только что приземлились и рулим к терминалу, за нами в ожидании посадки — четыре самолёта: немецкая «Люфтганза», грузовой «Фидекс», английский «Бритиш Эйрвейс» и в самом верхнем эшелоне опоздавший на четыре часа ИЛ-86 «Аэрофлота». По очереди должна идти на посадку «Люфтганза», но, посылая на ... диспетчера, наш ИЛ, чтобы сэкономить топливо, начинает снижение.

Служба наземного контроля, грозя всеми карами земными и понимая, что русским всё пофиг, пытается развести самолёты и пропустить ИЛ. «Бритиш» и «Фидекс» на посадку ещё не зашли и, подчиняясь диспетчеру, пропускают ИЛ. А пилот «Люфтганзы», уже видя полосу, вступает в перепалку с русскими: мол, какого черта он, немец, на немецком самолёте в родной Германии должен заходить на второй круг и пропускать грёбаных русских? Получив ответ: «Потому что вы, суки, войну проиграли!» — немец затихает и бросает фразу: «Хорошо хоть жидов в воздухе нет!» На что британский пилот на идеальном английском предупреждает немца, что так высказываться, мол, «некорректно». 


Все благополучно сели, а через час к нам в комнату отдыха зашли сотрудники авиационной безопасности и вежливо попросили пройти с ними на опознание, так как пилота «Люфтганзы», который ругался с русскими, избили в туалете, выбили пару зубов и спустили в унитаз удостоверение пилота. Ясно же, что кроме русских этого никто сделать не мог. Отделали героя знатно: морда в крови, передние зубы выбиты... 

Но вышел облом: из экипажа «Аэрофлота» пострадавший не узнал никого. А остальные, «цивилизованные» — априори не причём. 

Мы готовимся к вылету, рядом с нами тот самый сокол из «Люфтганзы». Тут, без команды диспетчера в очередь на взлёт (отличительная черта наших лётчиков), вместо «Люфтганзы» встаёт «Бритиш». Немца прорывает, он орёт диспетчеру, что это не аэропорт, а черт знает что! Что сесть ему мешают русские, а взлететь — англичане... 

То, что мы с первым пилотом услышали на частоте «Бритиша» от их командира экипажа, повергло нас в шок. На русском языке с явным одесским акцентом мы услышали: 

— Ребята, скажите этому фашисту, пусть уже-таки заткнётся. А то мы с Фимой (второй пилот) ещё раз его отделаем от имени всего еврейского народа!»


0