Хватит! Достаточно попили нашей кровушки упыри-начальники, соседи-перфораторщики и ароматные бабушки в метро! Рюкзак на горб, и прочь из опостылевшего города - к морю, скалам, теплому портвейну и новой безумной жизни. Даешь феерический отдых с палатками и без оных, на воде или на суше, с деньгами или пустыми карманами, пока смерть отпуска не разлучит нас! Приглашаю на рюмку чая всех тех, кому пресловутое шило не дает усидеть на одном месте, и для кого путешествие скорее норма, чем экзотика.

Как правильно называть страны, чтобы никого не обидеть, и не огрести




Почему Голландия и Нидерландское Королевство – не одно и то же, отчего едем в Украину, а не куда-то «на»? Вооружившись словарями и справочниками, разбираем для тебя мейнстримовые языковые заблуждения на политической карте мира, чтобы в пути ненароком не обидеть иностранца. Помни, язык до Киева доведет! Но только если использовать его грамотно.


 1. Забудь нормы СССР 

Типичный лингвистический кейс, касающийся географии, – называть современную постсоветскую страну по старинке. С развалом Союза молодые государства получили новые имена – не стоит это игнорировать. Вечный спор о Беларуси и Белоруссии решают два аргумента. Во-первых, Белоруссии (так называлось именно советское государство) не стало в сентябре 1991 (например, в законе от 19.09.1991 №1085-XII сказано четко: БССР нужно впредь называть Республикой Беларусь, сокращенно – Беларусью). Во-вторых, если уж и ассоциировать с чем-то «-rus» в конце многострадального названия, то никак не с Россией, а с Русью (иначе – Рутенией), в части которой действительно жили наши предки. Шах и мат!

Постсоветские пережитки свалились не только на нашу голову. Взять хотя бы Молдову, которую то и дело отправляют в прошлое, называя Молдавией? Получили и некогда советские республики Балтии (Латвия, Литва, Эстония и Калининградская область России): современная Прибалтика географически гораздо больше, чем была – добавляй северные побережья Польши, Германии, Петербург и немного Скандинавии – Финляндию и Швецию. А Прибалтику из прошлого заменяй на «страны Балтии».

Внимательнее: Белоруссия, Молдавия, Прибалтика – все это – страны и регионы, которых нет.

2. Помни, где целая страна, а где – ее часть 

Есть ли разница между путешествием в Англию и Великобританию? А Голландию и Нидерланды? На оба вопроса – наше железное «да».

Хрестоматийное невежество номер два – именовать всю страну так, как называется одна из ее частей. Конечно, во-первых, Англия занимает бóльшую территорию, чем другие государства Соединенного Королевства (две трети острова!), во-вторых, London is the capital of Great Britain и, в-третьих, именно там обсуждаются всякие Брекситы. Но это только четверть Британии, в которой остальные провинции не менее колоритные: Уэльс, Шотландию и Северную Ирландию недооценивать не стоит.

Теперь о тюльпанах, мельницах и фламандских натюрмортах. Королевство Нидерланды складывают 12 провинций, только 2 из которых называются Голландиями, Северная и Южная. Их название перетянуло на себя одеяло где-то в XVIII-XIX веках, когда эти земли спасали национальную экономику, а иностранные купцы, в общем-то, знали только Голландию из всех прочих частей страны. То же самое, если бы Россию назвали Москвой или Беларусь – Минской областью или Полесьем. Чувствуешь разницу? И на «Голландию» нидерландцы обижаются.

3. Не заменяй название страны именем собственным 

На самом деле название Земли Обетованной – это, да-да, имя собственное! Точно такое же, как Александр или Дональд. Поэтому на самом деле в названии страны всегда было по паре слов: раньше – Земля Израиля (Э́рец-Исраэ́ль), а в наши дни – Государство Израиля (Медина́т Исраэ́ль). Жители, кстати, правильно тоже называются иначе – народ или дети Израиля: по всем пунктам будто отвечаем на вопрос «чье?»

Свое название и Земля, и Государство Израиля получают еще в Книге Бытия (часть Танаха, священного писания иудеев), где праотец Иаков, больше известный славянам как Яков, после борьбы с ангелом получает имя Израиль, что буквально значит «боровшийся с Богом». Так что не ленись открывать рот и не теряй слов в названии!

4. Есть страны и с двумя названиями 

Описательные названия будто сами просят, чтоб их переводили: потому Черногория абсолютно равна Монтенегро, а Кот д’Ивуар до поры до времени мог быть и Берегом Слоновой Кости. Но советуем помнить, что разные варианты подходят в разных случаях!

Южнославянское сочетание Crna Gora, современное местное название страны, у тебя навряд ли вызовет непонимание, как и у любого другого носителя славянского языка. Название «Монтенегро» – калька – появляется в XV веке с легкой подачи венецианских завоевателей и с того времени абсолютно привычно западноевропейским ушам.

Кот д’Ивуар оказался с характером. И, что удивительно, глас вопиющего услышали: по просьбе государственных властей с 1986 года название «Берег Слоновой Кости» перестало переводиться с французского на другие языки. Черногория, похоже, ты осталась одна!

5. Внимательнее относись к самоназваниям 

Целая плеяда народов существует в нашем понимании под каким-то кодовым именем: кто из жителей Германии, например, мог бы подумать, что немец – это он? Внутреннее название страны и самоназвание ее жителей часто остаются в ее же пределах. Но как, черт возьми, радуются эти чужеземцы, когда вместо «Germany» скажешь кому-то Deutchland, вместо «Greece» – «Hellas» (читай: Эльлáс) или назовешь Армению Айастаном.

Привычное «немцы» появилось в языке практически так же, как слово варвар – у греков: те не понимали, что лопочут иностранцы (какое-то «бар-бар?»), и решили так их и назвать, а приезжих, не говоривших на местном наречии, фактически немых, из таких же соображений назвали немцами.

С эллинами-греками вышла вдохновляющая история. Самые древние жители Эллады не осознавали себя как единый народ – это был набор взаимосвязанных, но абсолютно автономных полисов – коринфяне, афиняне, фиванцы. И эллинами себя они не называли где-то до VIII века до н.э. . В Византии (с IV века) обозначение «эллин», напрямую связанное с язычеством, стало практически табу и вытеснилось подчеркнуто христианским словом «ромеи». Но эти ребята берегут свою культуру лучше хрустальной вазы и вовремя спохватились: вспомнили былое величие своих предков и уже с IX, все в той же Византии, вернули их самоназвание. Откуда появились «греки»? Так их назвали завоеватели-римляне не очень-то понятно почему. Но, согласись, вышло вполне продуктивно.

Самоназвания – это отдельный мир: Индия называется Бхáратой по имени древнего царя (у нас – по греческой традиции от реки Инд), Китай – Чжун го, «Центральное государство» (у нас – как и Cathay/China – произошло от названия династии Цинь), а у Грузии наблюдается даже растроение личности. Самоназвание страны – Сакартвело, что значает «вся Картли» – важнейшая область Грузии, в русском языке название пошло от арабо-персидского «гурдж» (волк), а у европейцев закрепилась форма «Georgia» от того же арабо-персидского источника, который поняли, правда, иначе – как «страна святого Георгия». Единственнное самоназвание, которое, не режет слух, потому что направо и налево использовалось в СССР – мадьяры, они же венгры.

6. Страны не равны континентам 

Есть ошибки, которых нам, кажется, не избежать. Виноват в этом язык, который в своем развитии не всегда подчиняется законам логики. Как объяснить, почему мы называем гражданина США американцем, когда американцев кроме них – целых два континента?

По одной из версий, мы докатились до такого, потому что сами жители Штатов частенько сокращают название своей страны до «Америка». Но это не помешало, к примеру, испанскому языку завести словцо estadounidense (букв. что-то вроде «соединённоштатовец») из сочетания Estados Unidos (Соединенные Штаты). А вот обозначение «americano(-a)» в том же языке словарь Испанской королевской академии не рекомендует употреблять в значении гражданина США (которое там, кстати, четвертое): никакой лингвистической монополии!

Похожая история – пока без хэппи-энда – случилась на нашем континенте: граждан Евросоюза тоже было бы неплохо наградить каким-то другим определением, чем «европеец». Все-таки в Европе еще и кто-то другой живет: а кто, как не мы, любит это подчеркивать?

7. Забудь устаревшие названия 

Несколько государств не без причин выбрали новые названия сами: одни – от смены положения, другие – государственного уклада. Лучше уважать их выбор, чтоб не быть невеждой в современной географии.

В ноябре 2009 года Барак Обама прибыл на Дальний Восток и, упоминая Мьянму, назвал страну Бирмой, что не сильно обрадовало местных. Хотя современное название «Мьянма» не признается многими международными политическими организациями и СМИ, внутри государства так его называют уже почти 30 лет!

Цейлонский чай тоже давно сменил гражданство: с 1972 года остров и государство на нем сегодня без вариантов называется Шри-Ланка.


8. В топонимике тоже есть омонимы 

За столетия скопилось так много географических названий, что повторы неизбежны. Практически каждый значимый объект имеет в глуши малоизвестного тезку. Уверены, ты не спутаешь деревушку Париж в Витебской области с французской столицей, но бывают истории и более запутанные. Не заблудись!

Российская Волга, перекочевала в Айову (США) как правый приток Миссисипи, собственный Дон есть у шотландцев, а озеро в Одесской области Украины назвали Китаем. Известные города тоже получили двойников: болгарская София – в Молдове, Ницца – в Латвии, Шанхай – в Новосибирской области России. Но в повторном использовании топонимов безусловно всех осадили США: среди прочих там есть парочка Парижей, Орлеан, пара видов Москвы, Петербург, Одесса, британские гордости – Кембридж, Оксфорд и Лондон и даже Афины и Рим. И, наконец, десерт – калифорнийская пустыня, названная Сибирью.

9. Сильно не парься: ошибаются и профессионалы 

То, что человеку свойственно ошибаться, подтверждают противоречивые названия государств. Пятерка самых интересных – Гренландия, Австралия, Мадагаскар, Соломоновы острова и Бразилия. В чем парадоксы их названий?

У всех, кто гуглит пейзажи Гренландии, появляется закономерный вопрос: какая к черту «Зеленая земля», когда кругом – одни ледники? По версии хрониста XI века Ари Мудрого, первооткрыватель-колонизатор Эрик Рыжий назвал остров так заманчиво и привлекательно, чтоб переселенцы охотнее отправлялись на новую территорию – ведь назад дороги уже не было. Эрик был непрост! По другой версии, гренландский климат в это время был поприветливее, а потому на юге можно было и на травке валяться, и на солнце греться.

С Австралией вышел другой казус. Исследователи настолько хотели думать, что изучили весь земной шар, что в XVII веке решили, что нашли наконец Terra Australis Incognita (лат. «неизвестную южную землю»), дальше которой нет уже ничего! Но, как ты знаешь, в этом их наглядно разубедит Южный полюс, а Австралия так и сохранит свое имя, номинально оставшись самым южным материком.

Мадагаскар и вовсе присвоил себе чужое название: Марко Поло, видимо, перепутал пару карт с африканскими странами и написал в мемуарах о Мадейгаскаре, хотя, как считают современные исследователи, имел в виду сомалийский порт Могадишо.

Бразилия должна была оказаться небольшим островом Бразил (О’Бразил и Хай-Бразил) в Атлантическом океане: своего рода подобием Атлантиды или Эльдорадо, о котором рассказывает ирландская мифология. Его даже изображали чуть западнее Ирландии на картах XIV-XVII веков! Но нашли островок слегка покрупнее. Другая гипотеза обязана красному дереву. Португальцы назвали страну Бразилией, потому что, как они думали, именно оттуда арабы привозили супер роскошную древесину породы «пау-бразил».


Соломоновы острова тоже обещали быть нереальной мифологической страной с бесчисленными сокровищами. Амбициозное название им дал в XVI веке испанский путешественник Меданья де Нера. Выменяв у аборигенов золото, он усмотрел схожесть этой земли с Офиром – библейской страной, где будто хранились богатства царя Соломона. Действительно ли он так считал – не имеем понятия. Но таким колоритным названием де Нера пропиарил свежеоткрытые острова по высшему разряду.  Источник


0